Ассоциация по обучению в области прав человека [HREA] - hrea.org.ru
E-Learning | Кто мы такие | Новости от HREA
Учебный центр Информационный центр Networks
английский испанский французский Russian Китайский Арабский
 
Формирование моделей образования в области прав человека

Фелиса Тиббиттс

В этом сокращенном варианте статьи, подготовленной для "Международного обзора по образованию" (специальное издание по вопросам просвещения в области прав человека, 2002 год), директор организации "Хьюман райтс эдьюкейшн ассосиэйтс" ("Образование в области прав человека") Фелиса Тиббиттс обсуждает пути повышения эффективности образования области прав человека (ООПЧ). Она представляет три функциональные модели правозащитного образования: "Ценности и осведомленность", "Подотчетность" и "Трансформационная модель". Каждая из этих моделей анализируется с точки зрения конкретных групп, задач слушателей и предполагаемого вклада в социальные перемены. В заключение автор излагает свои взгляды на то, каким образом можно дальше развивать эту область знаний, добиваясь ее широкого профессионального признания


За последние 12 лет термин "образование в области прав человека" (ООПЧ) проник в лексикон министерств образования, некоммерческих организаций, занимающихся образованием, правозащитных организаций и преподавателей, не говоря уже о таких межправительственных учреждениях, как ООН, и таких региональных ведомствах, как Совет Европы, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организация американских государств (ОАГ) и Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

В справочно-методическом пособии "Образование в области прав человека", Нэнси Флауэрс определяет ООПЧ как "все учебные процессы, формирующие знания, навыки и ценности, связанные с правами человека". Образование в области прав человека предполагает, что учащийся ценит и понимает эти принципы, которые, как правило, конкретизируются с учетом проблем данного общества. В различных странах существуют очень разные подходы к использованию ООПЧ при решении широких задач в области прав человека и развития. К примеру, в развивающихся странах ООПЧ часто увязывается с общественно-экономическим развитием и правами женщин. В посттоталитарных или поставторитарных странах образование в области прав человека обычно связано со становлением гражданского общества и инфраструктур, относящихся к власти закона и защите прав личности и меньшинств. В развитых демократических обществах оно нередко благополучно сочетается с существующей структурой власти и концентрируется на реформах в конкретных областях, таких как пенитенциарная система, экономические права и проблемы беженцев. Образование в области прав человека играет также особую роль и в пост-конфликтных обществах.

В приведенных примерах основное внимание уделяется правозащитным проблемам на местном уровне. Образование в области прав человека предполагает сочетание взгляда изнутри и взгляда снаружи. Правозащитная учеба всегда ориентирована на личность – на знания, ценности и навыки, относящиеся к применению правозащитной системы ценностей в отношениях с членами семьи и окружающими. В справочно-методическом пособии "Образование в области прав человека" Нэнси Флауэрс и другие авторы говорят об этапах "человеческого развития", начиная с момента, когда люди осознают собственную предубежденность, когда они допускают реальные факты различия между людьми и когда берут на себя ответственность за защиту прав других. Авторы также обсуждают вопросы, связанные с посредничеством и разрешением конфликтов. Но организаторы учебных программ по правам человека должны обязательно учитывать социальный, культурный, политический и экономический контексты своей работы, а также потенциально возможные последствия такого просвещения для социальных преобразований.

Образование должно играть комплексную и важную роль в укреплении прав человека, поддержании развития человека и становлении гражданского общества. Для того чтобы образование в области прав человека и правозащитное мышление внесли долгосрочный вклад в правозащитную ситуацию в разных странах, нужно правильно понимать различные встречающиеся на практике модели образования в области прав человека и выяснить их связь со стратегиями социальных перемен. Направленность этой статьи обусловлена, во-первых, тем, что образовательные программы по правам человека достаточно широко циркулируют, а во-вторых, тем, что педагоги и правозащитники – те, кто ведут учебные занятия, готовят материалы и разрабатывают программы, – могли бы извлечь пользу из пересмотра вопроса о том, как образование и учебные программы могут способствовать социальным преобразованиям. В конечном счете, ООПЧ – это создание правозащитной культуры в нашем обществе, и программы должны оцениваться по их способности вносить вклад в достижение этой общей цели.

Образование в области прав человека и правозащитная деятельность

Поскольку большинство обществ стремится к более полному воплощению правозащитных принципов, образование в области прав человека подразумевает образование, ведущее к правозащитной деятельности. Но эта идея носит самый общий характер.

С точки зрения порождения социальных перемен, необходимо стратегически строить ООПЧ так, чтобы охватывать и поддерживать лица и группы, которые могут работать в направлении осуществления этих целей. Например, для определенных конкретных групп ООПЧ должно быть связано с решением следующих задач, являющихся основой социальных перемен:

Формирование и укрепление лидерских качеств. Чтобы вызвать социальные перемены, необходимо иметь группу самоотверженных лиц, отличающихся не только видением цели, но и политической зрелостью. Этим лидерам понадобятся навыки выработки конкретных целей и эффективных стратегий применительно к тем политическим и культурным условиям, в которых они живут.

Создание коалиций и блоков. Образование может служить инструментом для подготовки граждан к лидерским обязанностям. Создание коалиций и блоков помогает правозащитникам понять, как их взаимные усилия могут принести успех в реализации намеченных социальных перемен.

Расширение возможностей личности. Расширение возможностей личности нацелено, во-первых, на смягчение ситуации, затем на развитие общества и, наконец, на социальные преобразования. Эти взаимосвязанные задачи – расширить возможности личности и обеспечить социальные перемены – ставят образование в области прав человека в уникальное положение, по сравнению с другими традиционными образовательными программами, в том числе с изложенными в работе "Определение стратегии правозащитного движения в США", написанной автором вместе с Лин Б. Нилон и включенной в книгу "Оценка положения с правами человека в США".

Эта разнообразная база социальных перемен потенциально сложна, но в ней используются общие формулировки, характеризующие образование в области прав человека. Мы знаем, что содержание программы ООПЧ, как минимум, включает Всеобщую декларацию прав человека (ВДПЧ), и связанные с ней документы по правам человека, а также системы мониторинга и подотчетности. Важный тезис заключается в том, что, хотя просвещение в области прав человека вышло за рамки простого распространения информации о законах по правам человека, эти документы (и соответствующие защитные механизмы) по-прежнему занимают центральное место в любой программе. Без ссылки на эти механизмы или инструкций по их использованию образованию в области прав человека сложно обособиться от других областей – таких, как образование в области миротворчества или в области проблем, связанных с глобализацией.

Программы ООПЧ предполагают также интерактивный подход к образованию. Язык ООПЧ говорит о его актуальности для повседневной жизни и о применении методологий, вовлекающих участников в развитие не только знаний, но и мировоззренческих навыков. Основанный на личном участии подход считается стимулирующим, гуманизирующим и, в конечном счете, практичным, так как эта форма обучения более прочно связана с изменением мировоззрения или поведения, чем при чисто лекторском подходе.

Новые модели ООПЧ

Модели представляют собой идеализированные механизмы для понимания современной практики образования в области прав человека. Логика каждой модели неразрывно связана с конкретными целевыми группами, стратегией социальных перемен и задачами в области развития человека. Ввиду абстрактного характера приведенных ниже моделей им неизбежно недостает детальности и глубины. Например, не проводится различие между формальными и неформальными учебными подходами. Смысл представления этих моделей, однако, в том, чтобы начать классифицировать применяемые на практике методы ООПЧ, заново рассмотреть их внутреннюю логику и уяснить их связь с социальными преобразованиями.

Представленные здесь различные модели образования в области прав человека можно свести к видоизмененному варианту "пирамиды знаний". В ее основании расположены "модели ценностей и осведомленности", в середине "модель подотчетности", а на вершине – "трансформационная модель".

Подобное размещение моделей ООПЧ отражает не только размеры целевых категорий населения, с которыми имеет дело каждая из них (от просвещения широкой общественности по восходящей до формирования новых правозащитников), но и степень трудности каждой образовательной программы. Массовые программы просвещения общественности связаны с распространением программных знаний, тогда как создание и развитие потенциала активистов требуют более сложных взаимных долгосрочных обязательств всех участников. Все уровни подкрепляют друг друга, но некоторые модели явно более важны для обеспечения социальных перемен – в зависимости от состояния правозащитного движения в конкретном обществе. Программа социальных реформ нуждается в твердом руководстве, ориентированном на институциональные и правовые реформы. Однако движению необходима также поддержка снизу, при которой упор делается на личную и местную инициативу.

Таким образом, при разработке программ преподаватели в области прав человека должны учитывать и потребности, и возможности. Педагог может реализовать программу исключительно на основе своих личных ценностей, опыта, ресурсов и положения в обществе. Однако он может рассмотреть, как планируемая программа соотносится с представленными в настоящей статье моделями ООПЧ и насколько вероятно то, что эта программа будет способствовать продвижению по пути укрепления прав человека в конкретном населенном пункте или обществе.

Модель 1 – Ценности и осведомленность

В модели "ценности и осведомленность" основной упор при образовании в области прав человека делается на передачу базовых знаний по правозащитной тематике и содействие их интеграции в общественные ценности. Как правило, в эту сферу попадают общественно-просветительские кампании и школьные учебные планы. Довольно часто школьные программы охватывают права человека в увязке с основополагающими демократическими ценностями и практикой.

При этом ставится задача проложить дорогу к миру, в котором уважаются права человека, через осознание и приверженность нормативным целям, изложенным во Всеобщей декларации и других ключевых документах. Относящиеся к этой модели правозащитные темы включают в себя историю прав человека, информацию об основных документах и защитных механизмах по правам человека и международные проблемы в области прав человека (например, детский труд, торговля людьми и геноцид). Главной педагогической стратегией является здесь формирование активного интереса у участников, вовлечение их в содержание лекций. Методы могут быть творческими (например, при использовании кампаний в СМИ или просветительской работе на улицах), но могут оставаться в пределах традиционного, ориентированного на лекции подхода. Однако эта модель делает относительно слабый акцент на формирование навыков, связанных с разрешением конфликтов и политической активность.

Основополагающая стратегия состоит в том, что массовая поддержка прав человека продолжит оказывать давление на власти в защиту прав человека. Обычно этот подход развивает также критическое мышление и умение применять правозащитные рамки при анализе политических вопросов.

Неясно, действительно ли подход, основанный на знаниях и осведомленности, формирует "критическое правозащитное сознание", хотя именно в этом состоит предположительная цель подобной программы. Критическое правозащитное сознание можно оценить по следующим критериям, изложенным в статье Гарта Мейнтьеса "Образование в области прав человека как расширение возможностей: размышления о педагогике" в сборнике "Образование в области прав человека в 21-ом веке":

     

  • способность учащихся распознавать правозащитные аспекты конфликта и их соотношение с ним, или проблемно-ориентированная тренировка;

     

     

  • выражение осведомленности и заботы о своей роли в защите или распространении этих прав;

     

     

  • критическая оценка возможных потенциальных реакций;

     

     

  • попытка выявить или создать новые реакции;

     

     

  • суждение или решение о том, какой вариант наиболее целесообразен;

     

     

  • выражение уверенности и осознание ответственности и влияния как в решении, так и в его последствиях.

     

К числу примеров модели ценностей и осведомленности относятся связанные с правами человека уроки в рамках школьных курсов по основам гражданственности, истории, общественным наукам и праву и включение правозащитной тематики в формальные и неформальные молодежные программы (например, классы по художественному творчеству, День прав человека, дискуссионные клубы). К этой модели можно отнести также общественно-просветительские кампании с использованием лозунгов и наглядной агитации, освещением в средствах массовой информации и в рамках мероприятий, организованных на местах.

Модель 2 – Подотчетность

По "модели подотчетности" предполагается, что участники уже прямо или косвенно связаны с гарантиями прав человека по долгу службы. В этой группе ООПЧ делает упор на то, каким образом профессиональные обязанности предполагают либо прямой мониторинг нарушений прав человека и выступления перед соответствующими властями, либо особую заботу о защите прав людей (особенно уязвимых категорий населения), за которых они несут определенную ответственность.

В рамках этой модели все образовательные программы исходят из того, что их участники будут непосредственно заниматься защитой прав личности или группы. Поэтому предполагается, что они уже знают, что такое угроза нарушения прав. Перед защитниками прав стоит задача понимать законодательство о правах человека, механизмы их защиты и навыки лоббирования и отстаивания интересов. Другим профессиональным группам образовательные программы дают представление о природе нарушений прав человека и возможностях в рамках их профессиональной деятельности не только предотвращать злоупотребления, но и способствовать уважению человеческого достоинства. Обучение правам человека и конкретная тематика нацелены на эти специализированные области, а результаты ориентированы как на содержательную часть, так и на формирование навыков.

Примерами программ, подпадающих под модель подотчетности, служат обучение правозащитников и активистов приемам мониторинга и документального подтверждения нарушений прав человека и процедурам подачи жалоб в соответствующие национальные и международные органы. К этой категории относится также обучение адвокатов, прокуроров, судей, полицейских и военных до начала службы или без отрыва от производства, которое может включать в себя информацию о действующих конституционных и международных правовых нормах, профессиональных кодексах поведения, механизмах надзора и рассмотрения жалоб и последствиях нарушений. Ориентированные на подотчетность программы ООПЧ нацелены на такие профессиональные группы, как медицинские и социальные работники, журналисты и другие представители средств массовой информации.

В рамках модели подотчетности личностные изменения не выступают прямой целью, поскольку она предполагает, что профессиональной ответственности достаточно для того, чтобы человек проявлял интерес к применению правозащитных рамок. Однако модель нацелена на структурно обоснованные и юридически гарантированные нормы и процедуры, связанные с правами человека. Эта модель исходит из того, что обучающиеся осознают необходимость социальных перемен и могут определить возможные конкретные цели на местном, общенациональном и региональном уровнях.

Модель 3 – Трансформационная

Программы ООПЧ, содержащие "трансформационную модель", ориентированы на развитие способности распознавать нарушения прав человека и участвовать в их предотвращении. В некоторых случаях конкретной аудиторией выступают целые сообщества, а не просто отдельные люди. Эта модель использует приемы (отчасти разработанные в рамках психологии развития), предполагающие самоанализ и поддержку внутри определенной группы людей. Однако формальный акцент на права человека – лишь один из компонентов данной модели. Полная программа может также включать в себя развитие лидерских качеств, обучение методам разрешения конфликтов, профессиональную подготовку, работу и неформальную стажировку.

Трансформационная модель исходит из того, что учащиеся обладают личным опытом, который можно рассматривать как нарушения прав человека (программа может помочь в этом разобраться), и что они поэтому предрасположены стать борцами за права человека. Модель основана на более целостном подходе к личности, но вследствие этого ее труднее строить и применять.

Такую модель можно обнаружить в программах, действующих в лагерях для беженцев, в постконфликтных обществах, при работе с жертвами бытового насилия и с группами, обслуживающими малоимущих. Есть примеры "правозащитных сообществ", где руководящие органы, местные группы и граждане "анализируют традиционные представления, коллективную память и устремления в связи со Всеобщей декларацией прав человека". В частности, такие сообщества поддерживаются в рамках Десятилетия ООН по образованию в области прав человека, которое официально провозглашено с 1995 года по 2004 год.

В ряде случаев эта модель встречается в школьных условиях, где углубленное изучение нарушений прав человека на конкретных примерах (таких, как Катастрофа и геноцид) может служить эффективным катализатором для исследования нарушений прав человека. При некоторых усложненных программах учащимся предлагают рассматривать, каким образом они и другие люди одновременно становятся жертвами нарушений прав человека и сами их совершают. Тем самым используются психологические приемы, позволяющие выйти за рамки менталитета, в котором работает противопоставление понятий "мы" и "они", и повысить чувство личной ответственности. Выпускники таких программ способны осознавать и защищать свои собственные права и права других людей, с которыми они вступают в контакт.

По усмотрению школ учебные планы ООПЧ могут затрагивать и такие вопросы, как участие в принятии семейных решений, уважение к родителям, отрицательное отношение к насилию в семье и равенство родителей в доме.

Укрепление образования в области прав человека

Настоящая статья посвящена, в основном, разработке моделей образования в области прав человека как инструмента для классификации образовательных программ, уточнения их конкретных групп и демонстрации необходимости учитывать их связь с общей целью – развитием человека и социальными переменами. Можно надеяться, что эти модели окажутся полезными как для вдумчивого построения программ, так и для дальнейшей работы в области теории развития и исследований.

Впрочем, педагоги, занимающиеся образованием в области прав человека, могут предпринять и другие шаги по дальнейшей разработке программ. Для того чтобы образование в области прав человека стало подлинно самостоятельным направлением, мы должны добиваться большей сплоченности (несмотря на разнообразие применяемых нами моделей), продемонстрировать свою уникальность (предлагая содержание и результаты, которых не могут предложить другие образовательные программы) и научиться распространять свои методы.

Чтобы правозащитное образование могло более обоснованно претендовать на статус самостоятельного направления, необходимо работать в нескольких областях, начав рассматривать их, анализировать и разрабатывать соответствующие документы.

     

  • В рамках направления ООПЧ нужны детальные примеры, иллюстрирующие внимательное использование учебной теории, адекватной контексту программы. Например, образовательные программы для взрослых должны иметь структуру (а не просто учебные планы), учитывающую процесс освоения материала их зрелыми участниками. Школьные программы должны соответствовать возрасту и уровню развития детей. Программы, разработанные для таких специальных категорий населения, как беженцы или жертвы насилия, должны отражать также необходимые деликатные моменты.

     

     

  • Хотя общее число семинаров и курсов ООПЧ возросло, на данный момент еще нет четкого объективного стандарта в отношении того, каким требованиям должен отвечать преподаватель, занимающийся просвещением в области прав человека. В настоящее время учебные курсы по правам человека ведут те, кто имеет определенный опыт преподавания. Однако отсутствуют государственные или международные сертификаты, определяющие и демонстрирующие компетентность этих преподавателей, как нет и четких стандартов учебы или практики. Учебные и тематические стандарты могли бы повысить статус ООПЧ как полноправного самостоятельного направления, а также стимулировать необходимый обмен мнениями о целях обучения и усилия в области стратегических перемен.

     

     

  • Образование в области прав человека как самостоятельное направление нуждается в доказательствах того, что оно успешно достигает своих целей во всех трех моделях. Необходимо узнать, какие именно программы оказались успешными, и почему. Если предложенные в этой статье модели достоверны, их можно опробовать и прояснить путем оценки программ. Программы должны оцениваться как на основе достижения целей в области передачи знаний, привития ценностей и навыков (в зависимости от поставленной задачи), так и на основе их непосредственного вклада в правозащитную деятельность и социальные перемены. Такие оценки могли бы не только повысить качество учебных программ, но и помочь обосновать пока что, главным образом, интуитивные догадки о важности образования в области прав человека.

     

В перспективе образование в области прав человека может развиться в полноценное направление – и в рамках защиты прав человека, и в рамках образования. В нынешнем своем состоянии это подборка интересных разрозненных программ. Представленные здесь идеализированные модели важны, потому что они несут с собой различные стратегии, помогающие реализовать культуру прав человека в различных обществах и странах. По-видимому, было бы желательно, чтобы в каждом обществе были представлены все три модели, поскольку они дополняют друг друга в развитии динамичной правозащитной инфраструктуры. Однако отдельные преподаватели должны сделать разумный выбор того, куда направить свою энергию, активно создавая соответствующие возможности в обществе. Размышления о перечисленных моделях могут способствовать этому процессу.

Мы живем в волнующее время, когда растет осведомленность и заинтересованность общественности в правах человека. Нельзя упустить возможность сделать образование в этой области важнейшим средством изучения и развития общества.


 

 

 

back to top
Bookmark and Share
На других языках:
العربية
中文
English
Espaсol
Franзais
HREA Trainings
HREA Publications
Join Our Email List
Email:  
Право на частную жизнь | Вопросы и ответы | Публикации | RSS-канал | ©opyright